Глава 9. Неудачное приземление

Глава 9. Неудачное приземление

Июнь, куда денешься. За два денька город заполнился тополиным пухом, ветер гонял его, соединял с пылью, так что по улицам катались оранжевые пухлые комки, похожие на цыплят. Сам город очень опустел, отец произнес, что многих вызвали в Москву на Олимпиаду: энергетиков и электриков, и монтажное управление, и рабочих с леспромхоза для чего Глава 9. Неудачное приземление-то, ну и водителей стало меньше.

Река выше моста обмелела, открыли плотину, и вода свалилась, и на плесах образовались необычные заторы из торчащих в различные стороны бревен, точно над отмелями отыграли в бирюльки сплавщики-великаны, ниже моста воды, напротив, прибавилось.

За Заингирем горел лес, пожар входил со стороны Глава 9. Неудачное приземление торфяных болот и уже огибал поселок серпом, со всего района собирались пожарные, по слухам, на Заингирь могли скинуть парашютный десант. На глухом отростке жд пути от Абросимова до Брусничного стояли длинноватые рефрижераторные вагоны.

Внезапно случился грибной рост, боровики лезли из-под каждого дерева, и даже в городском парке Глава 9. Неудачное приземление повдоль протоптанных дорожек и скамеек росли грибы. Грузди, обычно появлявшиеся к августу, продавались уже на данный момент, рыжики же, случавшиеся в особенности изредка, в том году стали всеобщей добычей, их поджаривали заместо сыроежек и солили заместо свинарей. Куда-то убрались птицы. Зимой на уроках труда пятиклашки наделали скворечников и Глава 9. Неудачное приземление в апреле развесили по городку, в мае в их заселились всякие птицы, а сейчас разлетелись вдруг.

Вечерком я достал со шкафа старенькые «Пионеры», отыскал подходящий и издержал на тренировки целую тетрадь. Три копейки.

– Я сообразил, – произнес Дюшка шепотом. – Я все сообразил.

И опять осмотрелся. Хотя чего оглядываться в лесу?

– Что ты Глава 9. Неудачное приземление снова сообразил? – спросил я.

Мы посиживали на поваленной сосне. Вообще-то мы к Анне и Марку шли, но Дюшка тормознул для сурового разговора. Букет он упаковал в газету и держал впереди себя, из рук не выпуская, но все равно пахло розами. В моем правом кармашке лежал картонный журавлик, сложенный Глава 9. Неудачное приземление по схеме из журнальчика. Посиживали. Хотя не так, мы не посиживали, я посиживал, а Дюшка стоял, ему сейчас совершенно не сиделось.

– Они из грядущего, – доверительно сказал мне Дюшка.

Здесь я утомился. Вчера я утомился от работы, сейчас от глупости, не знаю, от чего больше. Так отлично пахнет розами, а Глава 9. Неудачное приземление здесь тупость.

– Что?

Надоел мне этот абсурд. Хорошо, поначалу эстонцы, позже шпионы, потом неопознанные летающие тарелки и подземные южноамериканские лодки. Сейчас будущее. Если кто услышит, пошевелят мозгами, что и я. Стал как Дюшка. Отлично, что лес кругом.

– Они из грядущего, – повторил Дюшка.

– С чего ты решил, что Глава 9. Неудачное приземление из грядущего? – невесело спросил я.

– Много признаков, – улыбнулся Дюшка. – Много. Они слова знают… очень умные. У нас такими словами учителя в школе не молвят. А еще они очень сильные, у нас я никого такового сильного не лицезрел…

Это, кстати, правда. Марк подтягивался на дереве, на одной руке, держась за ветку. И Глава 9. Неудачное приземление это после того рыбного супчика. Я считать стал, бросил, он 30 раз подтянулся, позже надоело. 30 раз на одной руке… Ну и что, у нас Толстая мощная, Толстая у нас что, тоже из грядущего?

– А позже они очень про космос много знают, – произнес Дюшка. – Про темные дыры, про квазары. Помнишь Глава 9. Неудачное приземление, после кино про это спорили?

– Всему этому есть обычное разъяснение, – перебил я.

– Какое же?

– Кружок астронавтов. Ты бы хоть время от времени что-то, не считая фантастики, проглядывал, «Пионерскую правду», к примеру. По всей стране эти кружки образуются, вот и ответ. Понятно, что там ребята приготовленные. И Глава 9. Неудачное приземление спорт, и слова умные, ну а про космос вообщем все знают.

Дюшка задумался, но всего на секунду.

– Почему тогда они не хвастают? – спросил Дюшка. – Если они занимаются в кружке астронавтов, тогда почему они ни слова про это не произнесли?

Здесь уж я соврал. А что? Дюшка лжет вправо и влево Глава 9. Неудачное приземление, пусть в ответ получает.

– Они не в обыкновенном кружке, – произнес я негромко. – Они в секретном.

– Это как?

– Обыденные кружки для отвода глаз организованы, – растолковал я. – В их занимаются кое-как и ни в одной космос не готовят. Ну, в Звездный городок разве что свозят, чучело Белки покажут. А Глава 9. Неудачное приземление еще есть особые кружки, при ДОСААФ. Вот там да – и с парашютом прыгают, и с аквалангом плавают, и в тайге ночуют, и каратэ всякое. Короче, реальных астронавтов готовят. В таковой кружок только разрядников берут и отличников и чтоб здоровье стальное. Вот Анна и Марк как раз из такового кружка Глава 9. Неудачное приземление.

Как-то я очень складно лгал. Обычно у меня фантазии не настолько не мало, а тут я сам себя переплюнул. Наверняка, от Дюшки понабрался.

– Ты думаешь, почему мы их за шпионов приняли?

– Так как они на шпионов похожи, – ответил Дюшка и поежился.

Он сейчас утром съеживается и морщится.

– Во-во, – кивнул Глава 9. Неудачное приземление я. – У их просто летняя практика. Вот мы на летней практике елки высаживаем, а они отрабатывают неудачное приземление.

– Неудачное приземление…

Дюшка понюхал букет.

– Да, – произнес я. – Неудачное приземление. Галлактический корабль может и в Америке приземлиться. Либо в Мексике. Вот у молодых астронавтов и задачка – дождаться эвакуации. А пока эвакуации нет Глава 9. Неудачное приземление, жить посреди местного населения, не привлекая внимания. Выдавая себя за бродяг. А у нас бродяг нет, вот они как туристы себя ведут.

Дюшка, как всякий реальный любитель фантастики, конечно, веровал. В палеоконтакт, полую Луну и скрытые кружки молодых астронавтов.

– Думаю, это опыт таковой, – продолжал я. – Марк и Глава 9. Неудачное приземление Анна инспектируют, как стремительно их увидят местные власти, если они будут вести себя как придурки.

– Другими словами ты хочешь сказать… это проверка?

Я что-то запутался, логика что-то мачалась, как-то трудно выходило…

– Проверка, – подтвердил я. – И проверка, и тренировка сразу. Хотя…

Я тоже понюхал букет. 2-ой Глава 9. Неудачное приземление денек нюхаю, не могу тормознуть, не напрасно про розы говорят.

– Кстати, они могут быть южноамериканскими астронавтами, – представил для чего-то я.

– Космонавтами, – механично поправил Дюшка. – Это космонавты.

– Они могут быть…

Здесь я сообразил, что перестарался, и замолчал. Версия про американских молодых космонавтов вышла совершенно сумасшедшей. Как и весь этот разговор. И Глава 9. Неудачное приземление вообщем, напрасно я это произнес. Так как на американских астронавтов-пионеров Анна и Марк очень очень походили, я это только на данный момент сообразил. Другими словами они очень хорошо укладывались в это мое предположение.

Дюшка мог бы зацепиться. Но Дюшка не зацепился, ему на данный момент не ранее Глава 9. Неудачное приземление было, беспокоился очень: никогда цветочки девчонкам не дарил.

– Ну не знаю, – покривился Дюшка. – Я не слыхал про такое…

– А про машину времени ты слышал, означает?

– Нет. Но… – Дюшка почесал голову. – Но все-же они из грядущего.

Я промолчал.

– И я с ними отправлюсь, – негромко добавил он.

Или мне Глава 9. Неудачное приземление показалось, или розы посильнее запахли.

– Чем для тебя тут не нравится? – спросил я. – У нас время вроде не плохое.

– Не плохое, – согласился Дюшка, снова поежившись. – Но позже все равно еще лучше будет, я в этом не сомневаюсь. Нуль-транспортировка, синтезаторы, энергия нескончаемая, в космос полетим. Другими словами в далекий космос, а Глава 9. Неудачное приземление не по системе. Ты представь: просыпаешься днем, выглядываешь в окно, а на поляне перед домом звездолет стоит, ночкой за тобой прилетел! Сходу после завтрака ты садишься в этот звездолет и…

– На тебя Анна плохо действует, – перебил я.

– При чем тут Анна?

– Она же про звездолет поет, – напомнил Глава 9. Неудачное приземление я. – Ты, Дюшес, как-то… помешался на звездолетах. А вот если не прилетит?

– Кто не прилетит? – не сообразил Дюшка.

– Звездолет.

– Как это?

– Так. А вдруг население земли не отправится ни в какую галактику? – спросил я. – Вот ты собираешься в будущее мотануться, вот ты туда попал, подфартило. Спишь в собственной кровати, открываешь Глава 9. Неудачное приземление глаза, выглядываешь в окно, а там ничего.

– Как это? – наивно спросил Дюшка. И букет к для себя покрепче придавил.

– Так.

Тупо. Я отговариваю Дюшку бежать в будущее. Да пусть бежит, все равно далековато не убежит…

– Так, – произнес я с нажимом. – Просыпаешься, а в окне рядовая улица. А по Глава 9. Неудачное приземление ней грузовики движутся. И никаких звездолетов.

– Какие еще грузовики? – растерянно спросил Дюшка.

– С трубами, – ответил я. – Одни с трубами, другие с бревнами. 100 лет прошло, а никаких звездолетов нет. Не выстроили. Луну – и ту не освоили, только трубы и бревна.

– Почему? – растерялся Дюшка. – Почему Луну-то не освоили?

– Да не много Глава 9. Неудачное приземление ли почему? Движки не разработали. Либо горючего не хватает. Либо делать там нечего.

– Как это нечего?! – возмутился Дюшка. – На Луне полезные ископаемые…

– Да их и на Земле много, – перебил я. – Для чего на Луну тащиться?

– Ты не понимаешь! – взволновался Дюшка. – Луна – это не полезные ископаемые, это… Это плацдарм Глава 9. Неудачное приземление освоения места!

– Да не надо никому твое место, – ответил я. – И без него всем отлично.

– Врешь! – Это Дюшка практически выкрикнул, тряхнул букетом, позже опамятовался и опять придавил его к для себя.

Губки у Дюшки побелели, на меня он уставился злостно, как на застарелого неприятеля. И здесь же опять покривился от боли Глава 9. Неудачное приземление.

– Да брось, Дюш, подумаешь, папаша отлупил, – произнес я. – Не бери в голову. Ерунда ведь?

– Ну да, шомполом! Какая уж ерунда…

– Он тебя шомполом отлупил?

– Он подтяжками поначалу собирался, – усмехнулся Дюшка. – Отщелкнул левую, а она ему в лоб саданула. Я рассмеялся, а он сходу за шомпол.

Я не Глава 9. Неудачное приземление знал, что сказать. Папаша Дюшки время от времени, бывало, срывался, но чтоб шомполом...

– Он меня как-то шомполом бил уже, – вспомнил Дюшка. – Я в бочку с рыбой насыпал песка, не помню для чего… Но тогда это за дело было, а на данный момент…

– Ты же пятнадцать рублей у него Глава 9. Неудачное приземление упер, – напомнил я.

– Я не упер, я одолжил. Я ему сходу пообещал, что отдам. Устроюсь на подсеку и отдам, там по 30 рублей платят. Но он и слушать не стал, отщелкнул шомпол от карабина и отходил.

Дюшка опять поморщился, стоять ему было очевидно неловко. А посиживать он вообщем не посиживал.

– И из Глава 9. Неудачное приземление-за этого ты решил удрать в будущее? – спросил я.

– Да не. – Дюшка помотал головой. – Не из-за этого. Подумаешь, шомполом отлупил… Я ему позже сам по шейке настучу… Нет, я не из-за этого. Просто… здесь скучновато.

Скучновато ему. Смотри-ка ты.

– Здесь ничего увлекательного, – произнес Дюшка Глава 9. Неудачное приземление. – Мы с тобой живем в самом начале реального времени, все только что начинается, и мы можем не успеть.

Сейчас уже я покривился. Вот лично я особо никуда не спешил, куда мне не успевать-то?

– Для тебя плевать, а я могу не успеть на рейс, Вадь! Я могу не узреть Глава 9. Неудачное приземление ничего, а я желаю узреть 1-ый звездный старт!

– А с чего ты вдруг решил, что тебя возьмут в будущее? – спросил я.

Позлить захотелось эту жертву научной фантастики. Либо позавидовал я. Не, в будущее я не верю, я не дурачина. Но Дюшке я все-же позавидовал малость, тому, что он верует. Охото Глава 9. Неудачное приземление веровать, когда веришь, как-то приятнее живется. Ну, и букету.

– Вот ты мне мозг компостируешь. – Я постучал себя по мозгу. – Талдычишь: будущее-будущее, а с какой радости будущему тебя забирать? В для тебя какая ценность?

Дюшка желал сказать что-то, но только рот открыл.

А я Глава 9. Неудачное приземление продолжал:

– Ты не превосходный математик, не изобретатель, не поэт и не композитор. Таких, как ты, в любом времени много, как лягушачьей икры в болоте. С какой вдруг радости будущникам тебя забирать?

– Ты хочешь сказать, что я недостоин? – спросил Дюшка.

– При чем тут это? – хмыкнул я. – Достоин – недостоин… Ты, как все мы, обыденный Глава 9. Неудачное приземление, никаких талантов особых. Ну неплохой, да, хороший, добросовестный, книги читаешь. Но если они начнут всех попорядку хороших и добросовестных в будущее тягать, там места стремительно завершатся. Придется кого-либо в другое время отселять.

Дюшка поморщился.

– В дальнейшем всем места хватит, – произнес он. – Так как там не только лишь Глава 9. Неудачное приземление на Земле можно будет жить, да и в Космосе. Мы разлетимся по всем планеткам, никому не будет тесновато! Каждому хватит места…

Уверенным таким голосом.

Разлетимся так разлетимся, мне-то что? Надоел, добросовестное слово…

– Хорошо, хорошо, я недостоин, – произнес Дюшка. – А почему ты сам не хочешь?

– В будущее?

– Ну да Глава 9. Неудачное приземление. Это здорово! Там книжки будут прямо по телеку передавать. А телеки будут как книжки. И в каждом доме будет такая духовка, в какой пища сама по для себя станет приготовляться! И ты туда не хочешь?

– Желаю, естественно…

Сказать ему, что он дурачина? Конкретно дурачина, не выдумщик, не Глава 9. Неудачное приземление фантазер, а дурачина. К тому же заигравшийся. Все это было забавно, Анна прекрасная и на гитаре играет, Марк странноватый, с ними любопытно. Но с будущим Дюшка перегибал. Он привык ощущать себя дурачком, я не привык. Подумаешь, папаша выпорол, что сейчас, из-за этого в дурь впадать?

– Ты не веришь, – сообразил Дюшка. – Оно Глава 9. Неудачное приземление понятно, ты не веришь. Но я точно знаю, по-другому быть не может.

Еще как может, хотелось мне сказать. Еще как. Мне жалко Дюшку, Дюшке предстояло скоро хорошо приложиться об лед. Пойдет за своим счастливым билетиком, а окажется, что это не билетик в светлую даль, а Глава 9. Неудачное приземление билет на автобус до Нового Уржума. И цветочки не посодействуют. Хотя Дюшка сделает вид, что ничего не случилось, он ведь всегда так делает. Ну подумаешь, мало ошибся, до женитьбы заживет.

– А если по-другому будет… – шепнул Дюшка. – Если по-другому… То лучше бы миру вообщем сгореть. Я сожгу его… сожгу.

Это Глава 9. Неудачное приземление он произнес… с ненавистью.

– Чего спорить-то? – спросил я. – На данный момент пойдем к Анне и увидим. Ты подаришь ей букет, а она для тебя билет. Только незначительно неясно…

– Что для тебя снова неясно?

Дюшка стал разворачивать газету – проверить розы. Свалилось два лепестка, Дюшка наклонился, поднял и упрятал Глава 9. Неудачное приземление их в кармашек. А я собственного журавлика в кармашке проверил.

– Как ты в будущее проситься станешь, – поинтересовался я. – Подойдешь к Анне и скажешь: «Ах, Аня, возьми меня в собственный две тыщи двадцатый год»? Так она на тебя как на дурачины поглядит.

Дюшка пожал плечами.

– Я с ней поговорю, – произнес Глава 9. Неудачное приземление он. – Она должна осознать, мне здесь плохо…

– Да так все считают, – перебил я. – Что они не в собственном времени, каждый дурачина задумывается, что он достоин большего!

– Но это ведь такЧто они не в собственном времени! в двухтысячный год" что это не билетик в счастливую даль, а , – расслабленно ответил Дюшка. – И каждый Глава 9. Неудачное приземление по сути достоин большего. Человек, может, и обычный родился, а время ему досталось нехорошее…

– Да время всегда не плохое, – перебил я. – Нужно только уметь в нем верно устроиться. Вот и все. Для тебя с Котовым побеседовать нужно, он про это много знает, как потеплее.

– Это некорректно, – упорствовал Дюшка Глава 9. Неудачное приземление. – Это… некорректно – подстраиваться под время, нужно время под себя поменять.

– Глупец ты. – Я постучал Дюшке по голове. – Пей сушеный шиповник. И, может, пойдем уже? Сидим здесь как дурачины.

Дюшка потер затылок:

– Все равно… Я желаю в будущее.

– Будущее не резиновое, – произнес я. – Там все места издавна заняты.

Некий Глава 9. Неудачное приземление у нас странноватый разговор вышел. Большой. Ранее мы о таком никогда и не задумывались говорить, а здесь вдруг… Опять как в книгах. Во всех книгах герои в какой-то момент таковой разговор затевают, без него никак. Самое забавное – вот ввязываешься в таковой спор и начинаешь ощущать себя очень взрослым. И Глава 9. Неудачное приземление умным. Во всяком случае, я тогда ощущал себя еще умнее Дюшки. Взрослее.

А если еще по-настоящему поразмыслить про этот спор… Тупость. В восьмидесятом спорить про 40 лет спустя.

– Да там всем места хватит, – уверенно заявил Дюшка. – Каждому уголочек найдется: и профессиональному, и обыкновенному, и хоть какому. Все будут жить Глава 9. Неудачное приземление с наслаждением. Ты не понимаешь, Вадька, не понимаешь… Мы заслужили будущее.

– Чем это? – усмехнулся я.

– Да всем! Мы же отличные. Отличные! А означает, нам там место. Ты только представь…

Он стал говорить.

И снова ничего нового, все из умопомрачительных книг и незначительно из кинофильмов. Вкалывают боты – счастлив человек.

Я желал Глава 9. Неудачное приземление у него спросить – а сволочей куда девать? Вот все так отлично будет, что все-таки с гадами различными делать? Но знал, что у него и на этот вопрос готов ответ. Произнесет, что сволочи от таковой жизни захиреют и как-то сами собой повыведутся. Совместно с дурачинами Глава 9. Неудачное приземление. Как вши и блохи. Ранее все были вшивые и блохастые, но постепенно-постепенно эти противные насекомые вымирают от всеобщей гигиены. Так и негодяи вымрут.

– От духовной чистоты, – произнес Дюшка.

Похвалин вымрет, как, пошевелил мозгами я. Толще он станет и посильнее, вот это наверное. На бесплатном-то мороженом. А позже у Похвалина души Глава 9. Неудачное приземление может не быть, а если и есть, то он ею навряд ли пользуется.

– И ты веришь в это?

– Верю, – произнес Дюшка.

– Ну-ну. Поглядим.

– И ты веруй. – Дюшка уставился на меня. – Чем больше людей верует, тем быстрее все так и случится.

– Чем больше шкаф, тем шибче грохот, – ответил Глава 9. Неудачное приземление я. – Вот это да, вот это точно.

На это Дюшка не отыскал что сказать.

– Пойдем. – Я кивнул в сторону берега Анны. – А то у тебя цветочки опадать начали.

– Да, пойдем.

Я спрыгнул с поваленного дерева, и мы пошагали к Анне. Дюшка молчал, или злился, или обдумывал нашу беседу Глава 9. Неудачное приземление. А я, напротив, разговорился.

Я ему это и ранее гласил, а на данный момент повторял. С каким-то взрослым и злым наслаждением повторял в 100 20 5-ый раз, так первоклассник ведает младшему брату про то, что Деда Мороза нет, это всегда опьяненный папа, всегда. Обосновывал, что Дюшка сам не увидел, как погряз во Глава 9. Неудачное приземление вранье. Так как в книжках и фильмах вранья больше, чем наполовину. В книжках не как есть, как должно быть, и от этого у многих в головах происходит смещение, они начинают путать книжки и жизнь. Итак вот, Дюшка издавна спутал книжки и жизнь и меня еще в это втянул Глава 9. Неудачное приземление. Но это исключительно в книгах отличные одолевают плохих, а по сути и по-другому случается.

Гласил про Котова, который тоже лгун. Но лжет не по наивности, а напротив, из вредности. Его вранье похоже на расстановку капканов – неплохой капкан и через полгода сработает. Котов будет жить в собственной Глава 9. Неудачное приземление Москве, а заложенные им мины ожидают назначенного часа, его вранье может сработать позже, через годы.

Гласил про то, что пора опуститься… Другими словами про то, что пора опуститься с небес на землю, я не успел сказать.

– Тихо!

Глаза у Дюшки округлились, как в кино, он толкнул меня в плечо, и мы Глава 9. Неудачное приземление прижались к толстой сосне.

– Что?

– Они!

– Кто?

– Бачурин! – наизловещим шепотом ответил Дюшка.

Я стремительно выглянул из-за дерева. Мне представлялось, что узнаваемый рецидивист Бачурин смотрится так: здоровый мужчина в ватнике и зимой и летом, бритый наголо, со зверским выражением лица, с голубыми наколками на руках. В сапогах Глава 9. Неудачное приземление, за голенищем непременно финарь.

Ан нет.

Показался очередной мужчина, сейчас двое их было.

– А это Осокин, его дружок, – растолковал Дюшка. – Они вкупе магазин грабили. Но посиживали, кажется, в различных местах…

И Осокин, и Бачурин выглядели совершенно не так, как мне думалось. Они были похожи… я не сходу сообразил, на кого Глава 9. Неудачное приземление, а Дюшка вот сходу. У него мозг резвее работает.

– Они же как самураи, – шепнул он. – Из позавчерашнего кинофильма. Бачурин – Кикутиё, а Осокин как Кюдзо!

Точно. Как самураи, сейчас и я увидел. Самураи. Одежка нарезана полосами и издалече напоминала обтрепанные самурайские халатики. С босыми ногами. Это по лесу-то Глава 9. Неудачное приземление с босыми ногами! По сучьям и шишкам нагими пятками.

Но самое забавное заключалось совсем не в одежке, а в прическах. И Бачурин, и Осокин были необратимо обриты. Но не вполне, а на древний японский манер – когда в центре, от лба до затылка, выбрито, а по бокам головы оставлены дурные пучки Глава 9. Неудачное приземление. Вид сразу суровый и несуразный.

– Самураи, – произнес я.

– Точно, самураи, – подтвердил Дюшка. – Смотри, они как пришибленные.

Бачурин и Осокин выглядели тупо до невозможности. Если б я не знал, что это самые главные в городке уркаганы, никогда бы на их не поразмыслил. Они были похожи на клоунов. И двигались Глава 9. Неудачное приземление как-то удивительно, бродили меж деревьями как сомнамбулы, обалдело улыбаясь.

– Кто это их так? – спросил Дюшка.

Просто так спросил. А я бы и не спрашивал. И так понятно.

– Забавно, – хихикнул Дюшка. – Представь, как они в таком виде в городке появятся.

Я представил. Как бритый под самурая Бачурин заходит в пивбар на Глава 9. Неудачное приземление берегу реки и тамошние пьяники дружно выскакивают в окна. Либо как они в таком вот виде идут по улице Русской, а прохожие шарахаются по сторонам, а свора собак, живущая во дворе десятого магазина, с осознанием следует по пятам.

– Обоих в дурдом вышлют, – ухмыльнулся Дюшка. – В Никольское. Будут коробки Глава 9. Неудачное приземление клеить.

Я подобрал шишку, прицелился, кинул, попал Бачурину в лоб. Бачурин шишки не увидел, так и продолжал брести.

– Ничего не соображают, – показал пальцем Дюшка. – Совершенно древесные.

– И что делать будем? – спросил я.

– А ничего не будем, – ответил Дюшка. – Пусть далее бродят. Сами повинны.

Это точно, с этим я полностью согласен Глава 9. Неудачное приземление, такие, как Бачурин, повинны. Сейчас им длительно придется дома посиживать, пока волосы отрастут. Либо состричь все, что по бокам осталось, а позже снова отращиваться.

Мы оставили Бачурина и Осокина бродить по лесу, пусть хоть до потопа здесь бродят, верно Дюшка гласит, без их лучше в мире станет, сами пошли далее Глава 9. Неудачное приземление.

Перед берегом Анны Дюшка тормознул и стал разворачивать букет, освобождать розы от газетной бумаги. Еще несколько лепестков отвалилось, Дюшка опять их собрал в кармашек. Но пахнуть розы слабее не стали.

Как-то я ему позавидовал. Букету. У меня ведь тоже 20 четыре рубля есть, но я на мопед коплю Глава 9. Неудачное приземление. Напрасно я ему посодействовал, если б я не посодействовал, шиш бы ему, а не розы, а я на мопед собираю…

Я нащупал в кармашке собственного картонного журавлика.

На поляне ничего не поменялось, она точно застыла во времени: палатка, пень, костер углями пощелкивает. Марк около костра с половником Глава 9. Неудачное приземление, Анна на пне, глядит на реку, в куртке.

– Привет! – произнес звучно Дюшка.

Анна помахала рукою, Марк помахал поварешкой.

Мы подошли.

Дюшка побагровел, позже все-же отважился, достал из-за спины розы, протянул Анне.

– Это для тебя, – произнес Дюшка. – Цветочки. Ты желала розы поглядеть, вот я отыскал.

– Розы?

– Розы.

Анна Глава 9. Неудачное приземление взяла розы. Задумывался, это как-то по другому произойдет, романтичнее и торжественнее, все-же мы из-за этих роз вчера все навыворот вывернулись, а оказалось по-другому. Обыденно.

– Там в лесу уголовники бродят. – Я указал пальцем. – Странноватые какие-то… Чумные. Они к вам не приходили?

Марк рассмеялся.

– Мы никого Глава 9. Неудачное приземление не лицезрели. – Анна пробовала быть суровой.

Но я лицезрел, что ей тоже забавно. Нет, Бачурин и Осокин выглядели, естественно, зверски, но…

Я смял в кармашке бумагу.

– Да, мы никого не лицезрели, – повторила Анна и понюхала розы. – У нас все расслабленно.

– Они же уголовники…

Марк рассмеялся громче.

– У – головники, – произнес он и здесь Глава 9. Неудачное приземление же повторил: – Головники – У. Нечестивые псы.

Ага, вправду «Семь самураев».

– А что у их… с головой? – спросил Дюшка.

– У кого? – вроде как не сообразил Марк.

– Да ни у кого, – вмешался я. – Это Дюшка просто болтает, на него чага свалилась, когда мы мимо шли.

– На меня не Глава 9. Неудачное приземление падала чага… – попробовал сделать возражение Дюшка.

– Это на меня чага свалилась, – здесь же произнес Марк. – А Анька ее слайсами порубила и в чай. А я кашу сделал с салом. Давайте есть. Каша с салом – это пища!

Каша с салом именуется кулеш, вспомнил я. У нас никто не готовит, но в Глава 9. Неудачное приземление один прекрасный момент я пробовал его в гостях.

У Марка было вкуснее. У него вообщем, кажется, имелся кулинарный талант. Реальный кулинарный талант. Когда вкусноту можно сделать из всех обычных вещей. Сало, лук, пшено, помидоры. Я съел две тарелки. И съел бы третью, но Дюшка и Марк уже подобрали Глава 9. Неудачное приземление весь котелок и даже стены хлебом вычистили. Обожрались и отвалились, только от комаров отмахивались.

А Анна не ела. Она посиживала на пне, держала в руках розы. Посиживала для себя и розы в руках держала.

– А я там гробницу раскопал, – сказал Марк лениво. – На высочайшем. Рядом здесь.

– Что за гробницу Глава 9. Неудачное приземление? – не сообразил я.

– Ага, гробницу. – Марк облизал ложку. – Там сосну повалило, а из-под корня черепки. Я копать стал и нож выкопал. Старый ножик. Им убивали оленей.

– Какая могила-то? – спросил я.

– Там старых людей хоронили. – Марк почесал ложкой затылок. – Они уже разложились, от их и щепок не осталось.

– Могильник, – объяснил Дюшка Глава 9. Неудачное приземление. – По берегам их много, здесь и неолитические стоянки есть. Другими словами если ножик нашелся, то, наверняка, металлический век, да?

Дюшка посмотрел на Анну. Анна посиживала с розами, журавлик лежал комком в моем кармашке.

– Не знаю, – ответила она. – Может быть.

Я сел на чурбак.

Я сообразил почему. Мне Глава 9. Неудачное приземление здесь комфортно было, место не плохое, его как будто вырвали из еще наилучших мест и закинули к нам. Но по сути это не из-за леса, это из-за Анны. Почему-либо я с ней себя очень уверенно ощущал. Рядом с Анной…

Рядом с ней можно было просто посиживать Глава 9. Неудачное приземление.

Она посиживала на пне и молчала в обнимку с розами. Это у нее главное качество, рядом с ней отлично. Рядом с ней можно пропустить денек и не ощущать, что он прошел напрасно.

Она мне нравилась, да и всё, Дюшка, похоже, в нее втюрился с ушами, и это логично Глава 9. Неудачное приземление, в нее трудно не втюриться. Но я вот не втюрился. Мне с ней отлично. Она была как соль. Для чего мыслить о соли, соль просто есть. И глаза как янтарь.

Дюшка поглядел на Анну. Анна посиживала, лицо в розах. Пожалуй, прекрасно. И всё. Она произнесла Дюшке «спасибо», и всё.

– Пойдем поглядим могилу Глава 9. Неудачное приземление, – предложил Марк. – Это любопытно.

Дюшка снова посмотрел на Анну:

– Пойдем поглядим.

И они с Марком направились на высочайший сберегал.

Анна закрыла глаза.

Мне тоже нечего было на поляне делать, незачем, я здесь излишний, Анна, розы, река, а я уже не совпадал, потому я отправился за Дюшкой и Глава 9. Неудачное приземление Марком. Пусть она побудет с розами. А я могу и на первобытную могилу поглядеть. Ей важней с розами.

Могила, кстати, ничего для себя оказалась, глубочайшая. Мы стояли по бокам и смотрели вниз. Яма, деревяшки какие-то гнилостные. На самом берегу, практически на краю. Еще малость времени пройдет, и река эту Глава 9. Неудачное приземление могилу совсем подмоет.

– Скелет фрагментирован, – произнес Марк. – Ничего не осталось, костяные иголки. Вот это еще осталось.

Он протянул на ладошки темные кругляшки, четыре штуки.

– Они звенят снутри. – Марк сжал пальцы и потряс кулаком.

Кругляшки глухо брякнули. Марк засмеялся.

– Напрасно ты ее раскопал, – произнес Дюшка. – Могила все-же… Нехорошая примета.

– Это Глава 9. Неудачное приземление любопытно. – Марк опять побрякал. – И ножик отыскал. Ножик в палатке, на данный момент покажу.

– Нехорошая примета, – повторил Дюшка.

Марк перепрыгнул через яму. Над нами каркнула ворона. Дюшка вздрогнул, задрал голову и отшагнул к реке.

Стремительно.

Сберегал под Дюшкой подломился. Край, подмытый снизу водой, он обрушился. Это вышло стремительно. И Глава 9. Неудачное приземление так внезапно, что я даже не сообразил: вот Дюшка стоял – и вот он пропал. Как будто кадр сменился в комбинированной съемке.

Булькнуло – и нет.

Я подбежал к берегу, осторожно выглянул. Обрыв, невысоко, метра три до воды. Дюшки нет, только у берега песочная муть.

А плавать он не умеет. А Глава 9. Неудачное приземление если еще головой стукнулся. И течение.

Я прыгнул не разбегаясь, стараясь попасть подальше от берега. Ушел на глубину, до дна ногами не достал, выплыл, осмотрелся. Течение тянуло. Дюшки на поверхности не было.

Я нырнул. Вода мутная, ничего не видно. Если Дюшка ударился головой, глотнул воды, то мог Глава 9. Неудачное приземление зацепиться за корягу. Либо под топляк затянуло. Тогда он на месте остается, а меня сносит.

Вынырнул, осмотрелся. Дюшки нет. Меня снесло метров на 20, я выплюнул воду и стал выгребать против течения. Никчемно, очень сильное, как ни гребу, лишь на месте стою. Нырнул опять. Растопырил руки, пошел под водой повдоль берега. Если Глава 9. Неудачное приземление Дюшку несет по дну, то могу его подцепить, шанс есть.

Не успел, не успел руку выставить, лицом о топляк, больно, весь воздух выбило. Рванул ввысь, вдохнул, хлебнул, вода стукнула в нос, я закашлялся и хлебнул еще. Перед очами плыли красноватые круги. Сберегал тут был пологий и глинистый, я выкарабкался Глава 9. Неудачное приземление на него и, шатаясь, полез ввысь. Ноги дрожали. Возвратиться ввысь по течению и проплыть опять, испытать выискать Дюшку еще. Еще, пока не поздно. Выискать. Выискать.

Прямо передо мной у берега выплыла Анна. Она держала за подбородок Дюшку. Я желал посодействовать ей вытянуть его, но не вышло, поскользнулся на Глава 9. Неудачное приземление глине, упал, чавкнув грязюкой.

Анна нащупала дно, поднялась, причалила Дюшку к земле. Из ее куртки, которую она так и не сняла, струйками вытекала вода. И это было забавно.

К Анне подбежал Марк, положил руку ей на плечо. Дюшка покачивался у их ног.

Мертвый.

– Внутри себя? – спросил Марк. – Ты понимаешь, что Глава 9. Неудачное приземление?

«Что» он произнес как «ЧТО!!!». Да, конкретно так, большенными знаками. ЧТО.

– Все нормально. – Анна стряхнула его руку. – Все под контролем.

– Анна! – Марк опять схватил ее за руку.

– Под контролем, – произнесла Анна. – Помоги!

Она выволокла Дюшку на сберегал. Как вывихнутую куколку, за руку. Сберегал глинистый, Анна потянула Дюшку ввысь по Глава 9. Неудачное приземление глине, он переворачивался с боку на бок, как живой. Только мертвый.

Марк посодействовал, взялся за ноги, они растянули Дюшку на травку.

Я выкарабкался за ними. Как все стремительно. Очень.

Анна стояла на коленях около Дюшки. А он был мертв. Этот придурок был мертв. Три минутки вспять живой, а на Глава 9. Неудачное приземление данный момент мертв.

– Задумайся… – негромко произнес Марк. – Это неприемлимо…

Анна ему не ответила, наклонилась над Дюшкой. Мне показалось, что она попробовала его поцеловать, но она всего только ловила дыхание на его губках.

Позже она взяла его пальцами за гортань. Пульс, додумался я. Так инспектируют пульс. Кажется, пульса не было Глава 9. Неудачное приземление. Захлебнулся. Было надо что-то сказать, но…

Я был излишний.

Анна поморщилась.

– Не нужно, – повторил Марк.

Погибель смотрелась жаль. Я никогда не лицезрел погибели ни поблизости, ни издалека, только по телеку.

На Дюшке была клетчатая рубаха с маленьким рукавом, она съехала и задралась выше пупа, как Глава 9. Неудачное приземление у живого. Кулаки сжаты. На боку, рядом с ремнем от штанов, багровели узенькие длинноватые следы. Видимо, от шомпола. Отец, когда порол, промазал.

Это было безвыходно. И страшно. Оттого, что вот еще не так давно это был человек, а сейчас нет, сейчас только тело. Еще теплое, но уже все, ничего Глава 9. Неудачное приземление не получится. Ничего не поменять.

– Не нужно, – попросил Марк. – Не нужно лучше…

Анна сжала щеки Дюшки, открыла ему рот, поглядела, позже залезла в него пальцами.

А я стоял как дурачина. Не знал, что делать. Дюшка утоп.

Обучайтесь плавать. Обучайтесь плавать.

Анна достала из кармашка куртки вязаную шапочку, подложила под голову Дюшке Глава 9. Неудачное приземление. Набрала воздуха, зажала Дюшке нос 2-мя пальцами и приложилась к его губам. Выдохнула. Я увидел, как поднялась у него грудь. Анна оторвалась от Дюшки, вдохнула-выдохнула. Грудь у Дюшки надулась, воздух вышел с пузырями.

Искусственное дыхание, вспомнил я. Дышать и давить на грудь.

Анна сложила ладошки и резко нажала Дюшке Глава 9. Неудачное приземление на сердечко. Очень хрустнуло, Анна нажала еще. Другими словами она даже не давила, а как-то толкала – раз-два-три, раз-два-три. Пятнадцать раз, вдох-выдох, пятнадцать раз, вдох-выдох.

Анна действовала стремительно и искусно, не отвлекаясь на причитания, вообщем не отвлекаясь, для нее Дюшка как будто Глава 9. Неудачное приземление на данный момент не был человеком, так, сломанная машина, которую следовало распинать, вынудить двигаться и жить.

– Сколько? – спросила Анна, не отрываясь от толчков.

– Три, – ответил Марк.

Он стоял с боковой стороны, как обычно, следил. Без особенного энтузиазма, чего уж здесь увлекательного, ну покойник, что он, мертвецов не видал?

Анна продолжала Глава 9. Неудачное приземление. Промокшая куртка очень мешала ей, но она ее почему-либо не снимала, только рукава сдвинула повыше.

Я увидел ее руки.

Анна давила ими на грудь Дюшки, пытаясь запустить его сердечко, а я увидел ее руки.

До локтя.

На их не было обычной кожи. Белоснежные старенькые шрамы, и недавнешние Глава 9. Неудачное приземление красноватые, и совершенно свежайший, еще не успевший толком затянуться, с темной увлажненной коростой. Ожоги. Другими словами один большой ожог, правая рука поблескивала гладкой кожей, поверх которой пролегали эти шрамы. И поближе к запястью ясные следы от зубов, точно эту руку Анны рвали собаки.

Раз-два-три, раз Глава 9. Неудачное приземление-два-три, пятнадцать, вдох-выдох.

Рукава опять съехали, Анна дернула куртку, пытаясь из нее высвободиться, сбила пуговицы, куртка распахнулась, Анна неудобно дернулась, и у нее из-за пазухи вывалился темный пистолет. Большой. Мощный, и видно, что тяжкий. Он свалился на травку и не двинулся, так и остался лежать.

Я перехватил взор Глава 9. Неудачное приземление Анны.

Она смотрела на меня взором перепуганного волка.

Марк у меня за спиной прищелкнул языком.

А я вдруг сообразил.

Что это не пистолет.


glava-8-vavilonskoe-stolpotvorenie-mozgovitie.html
glava-8-vi-derzhite-v-rukah-knigu-kotoraya-poluchila-v-2002-godu-samuyu-prestizhnuyu-v-mire-bukerovskuyu-premiyu-i.html
glava-8-vniz-v-propast.html