Глава 8: Слабоумие дракона


Петров имел высшую самооценку.

"Самые наилучшие профессии — это те, которые связаны с искусством. Мои сложные и утончённые полотна могут посодействовать людям на сто процентов осознать этот мир. Естественно, архитектор Виид может иметь больше славы и способностей, чем у меня, но в любом правиле имеется исключение, только подтверждающее правило".

Он всё Глава 8: Слабоумие дракона ещё не мог выкинуть из собственного сердца Юрин. Виид мог стать членом его семьи, но он всё ещё оставался его соперником!

"Моя будущая семья прекрасно развивается на севере".

Петров удовлетворенно кивнул.

По сути, он ждал, что Виид будет очень ему признателен, после того как поймёт, какой хаос и неурядицу натворил Петров Глава 8: Слабоумие дракона на Центральном Материке.

Картины, которые он отрисовывал, вносили разлад в гармонию в Империи Хэйвен.

Только живописец мог быть так выдающимся в этой области. Его работы, изображающие лордов, как злодеев, побуждали и трогали сердца. Близкие к реальности портреты становились предпосылкой роста бесчестья лордов, и даже стали предпосылкой беспорядков в Глава 8: Слабоумие дракона неких районах.

Он нанёс достаточно много урона в 1-ые деньки оккупации Империи Хэйвен, потому имя Петрова было достаточно известным посреди игроков.

-Петров — колдун красок.

-Петров — сказочник живописи.

"Я живописец, который может нарисовать мечты либо выразить настоящую природу вещей".

Петров время от времени посещал Гильдию Живописцев в Море Глава 8: Слабоумие дракона. Таким макаром он получал шанс повстречаться с Юрин.

"Куплю краски. Куплю натуральные краски за 3 серебряных монеты либо дешевле! Также я нанесу набросок на вашу одежку по низкой стоимости!"

"Бедный живописец купит шкуру волка. Если в шкуре имеются дыры, то я куплю её по низкой стоимости. Пожалуйста, помогите мне, и Глава 8: Слабоумие дракона не предлагайте мне продукты!"

Начинающие живописцы трудились, занимаясь делом в городке. При первом входе в Царскую Дорогу, человек не мог покинуть деревню либо город в течение первых четырёх недель.

В отличие от других профессий, начинающие живописцы могли отточить свои способности в этот период времени.

"Кхм, её сейчас тут нет Глава 8: Слабоумие дракона. Она, должно быть, отрисовывают всю красоту этого мира. Я желаю узреть её лицо".

Петров угрюмо направился к Холмику Живописцев.

В переполненной Море, если человек был невнимателен, то он всегда натыкался на игроков. Процессия торговцев и архитекторов, держащих в руках лопаты, завлекла его внимание.

Невзирая на делему с нападением на Глава 8: Слабоумие дракона север Империи Хэйвен, число новичков в Море росло с каждым деньком. Даже новенькие 1-го уровня были преисполнены надеждой, и клали камешки в основание Царства Арпен.

"Это место остаётся постоянным".

Петров подымался на бугор, смотря на пейзаж Моры.

Город стал центром коммерческих перевозок на севере, высочайшие строения и улицы были заполнены Глава 8: Слабоумие дракона статуями. Он не имел глубочайших исторических традиций, потому культуру, которая символизирует город, сформировывали строения разных стилей.

Архитекторы, живописцы и архитекторы — все добавляли сюда свои произведения. Торговцы содержали предприятия, и обитатели могли жить размеренной жизнью. Приключения с друзьями и отдых в городке в перерывах. Они лишились бы всего этого, если б город Глава 8: Слабоумие дракона потерпел поражение, потому люди дружно вышли для схватки.

"Как это он так отлично отрисовывают?"

"Может быть, он был проф художником с юношества".

"Её скорость рисования очень высочайшая. Существует огромное количество красок, которые необходимо верно соединять. Это необыкновенный навык".

Собравшиеся тут зрители делали неизменный шум.

"Кажется, живописцы Глава 8: Слабоумие дракона тут отрисовывают картины".

Это зрелище заинтриговало Петрова, потому он попробовал, вроде бы невзначай, прогуляться тут.

Живописцы и архитекторы работали, пытаясь привлечь внимание людей. Живописцы специально посиживали на перекрёстках, показывая привлекательность собственных картин.

Если рядом с ними собирались зрители, то они могли бы сыграть большее значение для фуррора картины. Аудитория состояла из клиентов Глава 8: Слабоумие дракона, таких как вояки, которые просили запечатлеть их мужественный внешний облик.

Петров не был заинтересован в том, чтоб становиться обыденным средним игроком, продающим картины.

'Мои картины нельзя так просто приобрести. Они не из числа тех картин, которые могут продаваться по низкой стоимости'.

Он собирался просто походить по Холмику Глава 8: Слабоумие дракона Живописцев. Потом он услышал незапятнанный девичий глас посреди толпы.

"Цена этой картины составляет 30 золотых. Сможете ли вы для себя представить, как хороша эта стоимость? Заблаговременно предупреждаю, что скидки я не предоставляю, и возврат не принимаю".

"Да, я понимаю".

"Если вы занесёте предоплату за картину, то за дополнительную плату можете прирастить Глава 8: Слабоумие дракона количество красок либо добавить в картину чего-нибудть на своё усмотрение".

Мурашки пробежали по его спине, когда он услышал этот глас!

Глаза Петрова засветились.

'Это она!'

Он повстречал ее в картине Замка Святого Жору. Архитектор Виид был братом его будущей спутницы жизни!

'Это судьба, что мы опять повстречались'.

Намедни Глава 8: Слабоумие дракона величавой катастрофы, две противостоящие семьи вновь собрались на Холмике Живописцев. Они были бы, как Ромео и Джульетта, которые окончили катастрофой, либо очень счастливыми влюбленными, как Нодуль и Хильдеран.

Петров стоял, ждя, пока она дорисует картины. Тут было много туристов, потому Бугор Живописцев работал до поздней ночи. Лишь на рассвете Глава 8: Слабоумие дракона игроки стекались к Башне Света, чтоб продолжить отрисовывать.

"Как насчет того, чтоб избавиться от этого красноватого цвета? Я нарисую вас в жёлтом платьице, заместо красноватого".

"Такая малая доплата за ночную работу... Разве это нормально? Ваша экипировка показывает на то, что у вас много средств".

"Я нарисую переносицу Глава 8: Слабоумие дракона более решительной и подниму линию челюсти. Вы предпочитаете челку подлиннее? Дополнительная плата составит 35%, но картина будет неотличима от фото".

Он слушал, как она обирает подходящих к ней клиентов.

Волосы Юрин стали длиннее с того раза, когда он лицезрел её в последний раз. Женщины-воины стригли волосы, так как они мешали в бою Глава 8: Слабоумие дракона, но живописцы и колдуны могли держать свои длинноватые волосы под остроконечными колпаками. Пятна краски на одежке только повышали её невинное очарование.

'Ого, вокруг неё как будто целый пчелиный рой. Это вправду...'

Юрин, в конце концов, окончила и положила свои инструменты для рисования в ранец. Он ожидал этого момента Глава 8: Слабоумие дракона, потому Петров сглотнул слюну и подошёл к ней.

"Прошу прощения... Ты помнишь меня?"

Умеренный, дрожащий глас! Он был заполнен тоской и любовью.

Петров показал Юрин свою коллекцию картин, которые были закрыты для публики. Он был уверен, что она будет держать в голове его.

Может быть, она даже ожидала его Глава 8: Слабоумие дракона глубоко в своём сердечко. Если так, то нынешняя встреча будет сладкой судьбой!

"Эй, кто ты?"

"Я Петров..."

"Кто?"

"Я Живописец Аква Света из Замка Святого Жору".

"Ох, ты тот мерзкий человек?"

"......."

Он ощутил, как будто копьё пронзило его сердечко. Потом Юрин звонко рассмеялась.

"Это просто шуточка. У тебя Глава 8: Слабоумие дракона всё отлично?"

Виид знал её повадки, потому будь он на данный момент тут, он увидел бы, что она начала улыбаться так, как когда она манипулировала кем-то. Она была его сестрой, но время от времени она вела себя, как озорной пони.

А именно, если она была зла на кого-либо Глава 8: Слабоумие дракона, то она, обычно, не запамятовал этого.

"Естественно. Я вновь ожидал встречи с тобой".

"Ты был должен придти повидаться со мной ранее. Я всегда рада созидать Петрова".

"Кхмм хмм".

Петров кашлянул и попробовал поменять тему. В прошедшем он критиковал её брата, потому задумывался, что она была всё ещё Глава 8: Слабоумие дракона из-за этого расстроена.

"Тогда может, ты хочешь побеседовать о картинах? Стиль живописи, престижный в ближайшее время..."

"Ты что, надменная особа?"

Петров покачал головой. Этот подход не сработал.

Он решил признаться ей, как добросовестный человек. По другому он будет жалеть об этом всю оставшуюся жизнь.

"Я всегда ожидал того Глава 8: Слабоумие дракона денька, когда мы опять встретимся. Я задумывался о твоём лице каждый денек".

"Ты маньяк?"

"......."

Его тенденциозные идеи, показались ей нехорошими. Петров ощутил, что должен сделать лучше ситуацию.

"Для тебя нравится плащ, который я ношу? После встречи с королём Мира Духов и помощи духам воды, я получил этот плащ, который Глава 8: Слабоумие дракона может вызывать дождик. Цена этого плаща очень дорогая..."

"Означает, ты человек с бобовой пастой?"
//Термин, обозначающий человека, который ценит поверхностные вещи, помешан на наружности либо растрачивает больше, чем позволяют приличия. (прим. англ. пер.)

Петров онемел. Она не была впечатлена его сумасшедшей преданностью.

Он решил пользоваться козырем.

"Я возлагал надежды Глава 8: Слабоумие дракона, что мы опять повстречаться с тобой, потому я подготовил картину из 300 алмазов, вставленных в неё".

"Может, ты уже уйдёшь?"

Юрин была не достаточно заинтересована этим.

По сути, она радовалась, что встретила Петрова спустя такое длительное время. Он растерял её доброе размещение после критики Виида в последний раз. Она ощущала Глава 8: Слабоумие дракона наслаждение, унижая этого человека.

Петров достал из шкатулки заколку в виде капли воды.

"Это волшебная заколка, сделанная из чистейшей на свете воды. Я думаю, что бриллиантовый сияние делает её цена намного дороже, чем 300 алмазов".

"Ты страшный человек, тратящий большие средства, пока детки во всём мире мучаются..."

"......."

★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★

Виид возжелал повернуть Глава 8: Слабоумие дракона голову.

Дракон Асолет, казалось, имел безжалостный сияние в очах. Он был как голодный хищник, который глядит на ничтожное травоядное.

'Я не знаю, что мне делать. Если мыслить об этом позитивно, то я единственный, кто может спасти его от магии подчинения. Естественно, я заслуживаю некой денежной выгоды'.

К огорчению, мысли Глава 8: Слабоумие дракона дракона Асолета были мало другими.

-Ты.

Было много смысла в этом маленьком слове.

Взор Виида задрожал.

-Ты та глуповатая тварь, что пробовала поруха на меня, ты безумный либо притворяешься? Я порву напополам твоё тело, хотя тебе будет честью умереть от моей руки.

Виид желал отрешиться от этой чести. К нему возвратилось обеспокоенное Глава 8: Слабоумие дракона выражение лица.

'Это вправду коррумпированное общество, если таковой добросовестный человек, как я, не получает заслуженного воззвания'.

Он винил во всех неудачах общество!

Дракон Асолет, которого штурмовала Церковь Эмбиню, глядел на Виида в течение нескольких секунд.

Дракон был монстром, потерявшим свою личность!

'Хмм... Этот дракон на этот момент понимает свою Глава 8: Слабоумие дракона расу только поэтому, что мы произносим слово дракон'.

Строго говоря, было тяжело рассматривать сегодняшнего Асолета, как высокоуровневого монстра.

Но когда дракон понимает себя, он расправит крылья и полетит. Потом он сумеет навести своё ужасное дыхание дракона и прочую магию на землю. Это будет равносильно двум либо трём разрушительным заклинаниям Глава 8: Слабоумие дракона призыва метеора.

Драконы были созданиями, которые могут существенно поменять мир, если их рассердить. В юности Асолет был безумным драконом, который совершал очень ужасные поступки.

'Я не могу позволить ему опять стать таким'.

У Виида была схожая идея и в отношении Церкви Эмбиню. Старшие члены не страшились дракона. Их Глава 8: Слабоумие дракона Бог Эмбиню отдал им магию, которая преодолевала его защиту.

"Внутренний Разрыв Неверующего!"

"Удар в Сердечко!"

"Сверкающий Приговор!"

"Опустошённый Рай!"

Первосвященник и старшие священники сконцентрировали магию и стукнули в дракона. Произошел большой взрыв, и Асолета опрокинуло.

-Куоохххх, вы, смертные...!

Дракон в гневе поднялся и оборотился к священникам Церкви Эмбиню Глава 8: Слабоумие дракона. Дракон, казалось, запамятовал о нём из-за шока. Виид подождал ещё минутку перед тем, как отвернуться.

"Не останавливаться".

"Осталось всего пару минут до полного подчинения. Если пригодится, дайте свои жизни ради этой чести".

Жрецы были размеренны. Они двигались стремительно, используя святую магию против дракона. Рыцари Беспощадности и небезопасные монстры продолжали Глава 8: Слабоумие дракона стекаться для того, чтоб привлечь внимание дракона.

Виид оборотился и стремительно начал отступать. Но Церковь Эмбиню увидела его.

"Это тот, кто пошёл против воли Эмбиню".

"Это тот большой глуповатый медведь, что разрушил нашу башню. Сдерите с него шкуру и сожрите его".

Священники и рыцари, которые лицезрели залезающего на башню Виида Глава 8: Слабоумие дракона, указали на него. Виид сделал нечто ужасное, потому неприязнь к нему возросла!

'Мне необходимо бежать'.

Виид вскочил с земли.

Ситуация была нехороший, потому ему пригодилась только секунда, чтоб отважиться сбежать. Лучше было не биться против такового неприятеля. Заместо этого, он должен отойти и спрятаться в подходящем месте.

Он Глава 8: Слабоумие дракона решил всеполноценно биться только тогда, когда будет в наилучшем состоянии! Но первосвященник Хьюлер призвал свою святую магию.

"Рабское Лишение Свободы!"

Дзынь!

Вы получили массивное проклятие.


Проклятие было брошено могущественным фаворитом Церкви Эмбиню, Хьюлером.


Если вы преодолеете определенное расстояние, то будете мучиться от нескончаемой боли, а ваше здоровье будет Глава 8: Слабоумие дракона понижаться из-за ослабления связи с душой.


Призраки тех, кто погиб насильной гибелью, будут кидаться на вашу плоть, и вы не можете избегать их подабающим образом.


Святая мистика Хьюлера неминуема и не может быть отклонена.


Скорость передвижения снижена на 26%.


Здоровье будет уменьшаться на 1,293 с каждым вашим шагом.


Перед очами Виида появилась Глава 8: Слабоумие дракона красноватая область, обозначающая границы, в которые он заключён. Если он выйдет за эти границы, то начнёт мучиться от этого проклятия.

"Чёртово проклятие".

У него больше не было никакой способности сбежать.

"Это как если кошка будет преследовать мышь, пока та не умрёт, и только тогда её съедят Глава 8: Слабоумие дракона..."

Виид схватил наиблежайшего монстра обеими лапами и бросил его в первосвященника Хьюлера. Естественно, это не причинило ему никакого вреда, потому что монстр был сожжён защитной мистикой Хьюлера.

"Я не прощу его".

Виид преисполнился гнева и направился к Церкви Эмбиню. Естественно, там были большие силы, окружившие дракона.

Фанатики, рыцари, священники и монстры были Глава 8: Слабоумие дракона всюду после того, как Небесная Башня упала. Если б башня не упала и не перекрыла дороги, то там было бы и совсем нескончаемое количество войск.

Все же, производственные базы продолжали создавать фанатиков и бесов. Виид был окружен несколькими сотками тыщ воинов. Он не мог глядеть на их Глава 8: Слабоумие дракона свысока, так как был в сердечко неприятеля.

"Непринципиально, как тихо я живу, этот мир всегда пробует уничтожить меня. Если вы решили побеспокоить меня, то я буду биться".

Большой темный медведь не был испуган и создавал ошеломляющее воспоминание! Хотя он и не мог сравниться с драконом, огромный чёрный медведь оголил свои Глава 8: Слабоумие дракона зубы.

"Вы грязные отбросы, вы все должны умереть!"

★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★

"Сейчас уже очень поздно. Должен ли я просто глядеть, не вступая в бой?"

"Ого, похоже, я умру".

Воин-1 продолжал разведку, не подходя поближе. Он увидел, как в небе рушится Небесная Башня, и дракон приходит в движение. Сейчас все войска Церкви Эмбиню Глава 8: Слабоумие дракона были мобилизованы, потому он мог достаточно просто попасть вовнутрь.

Но Воин-1 не мог двинуться с места из-за покрывающих всё его тело пятен.

Ваше тело гниёт.


Здоровье повсевременно миниатюризируется.


Яд понизил выносливость в вашем теле к минимуму.


Вы не сможете воспользоваться орудием и заниматься хоть какой другой деятельностью.


Его Глава 8: Слабоумие дракона тело сгнило от яда, когда он прошёл через реку.

Воин-1 мог только лежать на земле. Это была ситуация, которая принудила бы Виида ругать его! В таком состоянии он не сумел бы даже сопротивляться, если б Церковь Эмбиню стукнула его в грудь ножиком.

"Величавый Император-ним не забудет и выручилёт Глава 8: Слабоумие дракона меня!"


Воин-2 оставался связанным цепями в кутузке.

"Я не сдамся до самого конца. Я переживал и худшие ситуации, потому я не откажусь от надежды".

Сторожи говорили меж собой.

"Что-то наверху очень шумно".

"Сила жрецов потрясает, похоже, дракон будет подчинён резвее, чем ожидалось".

"Тогда не должны ли мы приготовить Глава 8: Слабоумие дракона жертву?"

"Давай начнём".

Воин-2 был должен стать пищей подчинённого дракона. Сторожи посыпали Воина-2 приправами, хотя он был ещё живой.

"Пожарим либо отварим?"

"Может, создадим из него шашлык на стальных прутках?"

"Последний, кого я попробовал, был очень смачным. Сочным и сладким".

"Очень смачно, когда незначительно недоваришь".

"Хны-хнык, Величавый Император Глава 8: Слабоумие дракона-ним".

Воин-3 притворялся рыцарем, потому он мог ходить относительно свободно. Он не отправился в зону боевых действий, а просто остался в здании. Он следил за действиями Виида и находил сокровища.

"Эти предметы связаны с проклятиями. Тут нет ничего обычного, здесь даже книжки только о чёрной магии".

Воин-3 кидал всё Глава 8: Слабоумие дракона, что связано с проклятиями на землю, и уничтожал.


Хестигер был на кухне, когда сторожи потащили вниз нескольких рабынь-эльфиек.

"Приготовьте чего-нибудть поесть. Из человека, который ещё живой. А если вы не умеете готовить, то окажетесь в одном котле с тем парнем. Хехехе!"

Хестигер мог одобрять действенные деяния Виида, но Глава 8: Слабоумие дракона он не мог мириться с несправедливостью.

"Эй, нехорошие мужчины! Как могут такие подонки, как вы, жить под этим небом?"

"Кто ты? Куеек!"

Хестигер подпрыгнул и убил сторожей, чтоб спасти эльфиек.

"Вы в порядке?"

"Да, мы не пострадали".

Посреди их были лесные эльфы и высшие эльфы. Они не могли использовать Глава 8: Слабоумие дракона свою магию, и даже шаманы не могли вызвать собственных духов из-за цепей.

Хестигер взмахнул ятаганом и высвободил их. Вид стольких эльфов, осквернённых цепями, оскорблял саму красоту! В дополнение к собственной неплохой наружности, Хестигер смотрелся, как герой из кинофильма.

Маленький глас Хестигера вселял веру в созданий, слушающих Глава 8: Слабоумие дракона его.

"Это место небезопасно. Я выведу вас из храма".

Непринципиально, как небезопасна была ситуация, он был обычным героем, защищающим дам!

"Нет. Мы тоже должны биться. Мы будем биться вкупе с тобой".

"У вас нет карты этого места и у вас усталый вид".

"Как эльфы, мы можем ощущать то, что Глава 8: Слабоумие дракона здесь происходит. Я не могу вообразить для себя всю ту злую и страшную магию, которая творится в этом месте. Если мы не остановим это, то эльфы не сумеют в предстоящем жить тихо".

"Тогда это отменная мысль. Мы пойдем вкупе".

Высшие эльфы подобрали луки сторожей. Он были несравненны с луками высших эльфов Глава 8: Слабоумие дракона, но у их было только два орудия: мистика и духи. Лук увеличивал силу их духов в 10-ки раз.

"Чуть раньше мы ощутили сильный удар. Мы должны спасти других рабов, до того как здание упадет".

"Естественно".

Хестигер и эльфы стремительно захватили здание. Высший эльф с худеньким и прекрасным лицом по Глава 8: Слабоумие дракона имени Лунари прикрывал его. И они нашли механизм, изготовляющий яд.

"Тут странноватый запах. Кажется, они что-то делают с полусгнившими трупами чудовищ".

"Страшный запах! Это яд. Тут достаточное количество, чтоб загрязнить реки, озера и моря. И если использовать заклинание, чтоб пропитать им землю, то она будет Глава 8: Слабоумие дракона опустошена и живы существа не сумеют жить на ней длительное время".

"Церковь Эмбиню — это вправду ужасное место. Я понимаю, почему Величавый Император-ним борется с ней".

"Обычно эльфы такое не предлагают, но может нам стоит использовать этот яд, чтоб одолеть их?"

"Ты серьёзно?"

"В их уже тяжело опознать обычных людей. Они должны Глава 8: Слабоумие дракона быть уничтожены до этого, чем они избавятся от всех других живых созданий в природе".

Виид бы оценил слова высшего эльфа, если б услышал их. Но Хестигер помыслил, и потом покачал головой.

"Нет. Я гордый вояка Величавого Императора-нима, потому я не могу использовать таковой пугливый метод".

"Но нет метода Глава 8: Слабоумие дракона более действенного, чем этот".

"Я не буду делать ничего непонятного, что подорвет честь Величавого Императора-нима. Я верю в Величавого Императора-нима и жду его, чтоб на сто процентов разгромить Церковь Эмбиню".

Изначальный нрав Хестигера был не таковой, когда он был с Нодулем. Нодуль категорически отрешался от внедрения Глава 8: Слабоумие дракона яда из-за собственной совести.

Но личность Хестигера поменялась. Для того чтоб не быть обузой Вииду, он стал более чистосердечным и добросовестным героем.

Виид был посильнее Нодуля, потому Хестигеру не надо было волноваться о победе над более сильным противником. Он знал, что Виид сметёт всех противников со собственного Глава 8: Слабоумие дракона пути.

Если б Виид вызнал об этой ситуации, то позже бы он длительно сокрушался, что некорректно научил собственных подчиненных. Хестигер был должен рано умереть либо его должны были уничтожить из-за ревности!

Хестигер имел нрав величавого и праведного вояки. Высочайший эльф Лунари посмотрел на него с еще огромным почтением в очах Глава 8: Слабоумие дракона.

"Вправду! Мы можем одолеть, используя правильные способы. Действуем так, как произнесет Воин-ним".

"Сожжём всех нехороших людей".

"Я буду помогать для тебя".

Если б Виид вызнал об этом, то он бы без колебаний пнул Хестигера по пятой точке.


Тем временем Захаб пользовался замешательством, чтоб забежать вовнутрь.

"Техника секущего Глава 8: Слабоумие дракона ножика!"

Фанатики, которые верили длительное время, и приняли зло в свои души. Дворяне, которые находились под контролем, и бродили вокруг с пустым выражением глаз.

"Все эти люди... Они все умрут за Эвейн".

Захаб махал клинком без колебаний, думая о собственной любимой Эвейн. Его седоватые волосы развевались вокруг, когда Глава 8: Слабоумие дракона он резал врагов отточенными движениями.

"Я могу достигнуть безупречных результатов благодаря Эвейн. Я отдам свою жизнь тут".

Всё было просто, когда он задумывался об этом расслабленно. Даже если Церковь Эмбиню стопроцентно развалится, это не изменит того факта, что Эвейн станет царицой Царства Розенхейм.

Ему пришлось следить, как его 1-ая любовь Эвейн Глава 8: Слабоумие дракона живойёт счастливо в объятиях другого мужчины. Сейчас он был стариком. Может быть, для Захаба было лучше умереть тут, заместо того, чтоб возвратиться к собственному изначальному времени.


"Ооохх, Боже. Та-такая боль..."

А Святой Ахелун получил суровые травмы. Он был посреди рабов на Центральной Площади, когда Небесная Башня свалилась.

Гласили Глава 8: Слабоумие дракона, что святые появляются только один раз за век. Их посвящали в папы, и они могли использовать святую силу Бога для поддержания жизни.

В уникальном приключении Нодуля, Ахелун играл гигантскую роль, но сейчас он мог умереть в хоть какой момент, как обыденный старик.

Кунг. Кунг.

Земля в конкретной Глава 8: Слабоумие дракона близости от Виида дрожала из-за битвы. Ахелуна заваливало под осколками всё больше всякий раз, когда Виид совершал активные деяния.

"Он выручил нас. Святой-ним".

"Боже... Мы позаботимся о вас".

Юные рабыни помогали Ахелуну.

Когда башня падала, Ахелун использовал свою святую силу для того, чтоб сформировать защитный купол над Глава 8: Слабоумие дракона рабами. Если б не купол, то они все погибли бы от обломков в момент их приземления.


glava-8-v-i-podolskogo-rekomendovano-ministerstvom-obshego-i-professionalnogo-obrazovaniya-rossijskoj-federacii-v-kachestve.html
glava-8-vavilonskoe-stolpotvorenie-mozgovitie.html
glava-8-vi-derzhite-v-rukah-knigu-kotoraya-poluchila-v-2002-godu-samuyu-prestizhnuyu-v-mire-bukerovskuyu-premiyu-i.html